?

Log in

Previous 10

Jan. 11th, 2012


1kinofestival

Уважаемые зрители и читатели.

Уважаемые зрители и читатели.

 "Независимый Интернет Фестиваль Авторского Кино"

приглашает Вас принять участие в конкурсном голосовании.

Проголосовать за фильмы участники Вы можете здесь: 

"Здравствуй, Мама..." - > голосовать  за фильм.


"Фотобумага" - > голосовать  за фильм.


"Нежность" - > голосовать  за фильм.  


"Притяжение" - > голосовать  за фильм.


"Рендом" - > голосовать  за фильм.


"Рассеянный волшебник" - > голосовать  за фильм.


"Забвение" - > голосовать  за фильм.  


"Сделка" - > голосовать  за фильм.


"Матрешка" - > голосовать  за фильм.


"Игра" - > голосовать  за фильм.


"Красная шапочка на новый лад" - > голосовать  за фильм.


"Путь истинный" - > голосовать  за фильм.


"Краски осени" - > голосовать  за фильм.


"Паденка" - > голосовать  за фильм.

Администрация фестиваля заранее благодарит Вас за Ваши голоса.

Nov. 26th, 2011


makekaresus

«Город потерянных детей» (La cite des enfants perdus)

Жан-Пьер Жёне (фр. Jean-Pierre Jeunet) как кинематографический самоучка привнес в массовое кино ту дозу авантюризма, маргинальности, неформатности, в конечном счете, дюжей изобретательности. Француз оказался современным продолжателем декорированного британского кинонарратива Т. Гиллиама. Жёне подошел к кинопроизводству не с позиции инновационных, сугубо кинематографических, техник отображения, но с точки зрения специфической «контекстуальной» мифологемы. В «Городе потерянных детей» (La cite des enfants perdus) Жёне пошел в сторону конструирования ретро-футуристического, странно функционирующего и предельно стилизованного, «механистического универсума» («механика» контекста, окружения, среды, ведь декорации здесь живут, экзистируют). Поиски вышли за рамки киноязыка, и пристальный взгляд сконцентрировался на самом объекте изображения, на его изначальных эстетических качествах. Режиссер восторгается повседневным окружением, пытаясь привнести в детали будничной среды аспекты сверхъестественного, необычного, возвышенного. Изображаемые предметы персонализируются, принимают уникальные черты; режиссера интересует единичная обыденность, — та, что не «запачкана» властными дискурсами, государственнической патетикой, реальной сферой «официального». В каждом компоненте обывательского бытия посредством ракурсов кинокамеры, декорирования и стилизации, Жёне находит специфически эстетские черты. Так в циклический, скучнейший сегмент жизни врывается «божественное». Каждый кадр стилизован, ироничен, инфантилен, а иногда грубоват. Кредо: «соригинальничать!», ограничиваясь рамками искренней любви к недавнему французскому прошлому.Read more...Collapse )

Nov. 9th, 2011


makekaresus

"Остров проклятых"

При просмотре «Острова проклятых» сформировалось впечатление, что Мартин Скорсезе пытался сконструировать идеальный голливудский блокбастер. Но насколько антиномичной, парадоксальной, безапелляционной звучит гармонизация идеального и «голливудского»! Как и не тривиально, но теперешняя киноиндустрия, предпочитающая инсайдерские бизнес-модели и следующая стандартизированным суждениям фокус-групп, двигается в фарватере четких потребительских ожиданий. И поздний Скорсезе в данном случае выступает как режиссерская парадигма. В «Острове проклятых», рецитируя распространенное сюжетное клише целого спектра повествований о психических заболеваниях, Скорсезе перенасытил простейшую, фактически моноидейную, фабулу кинонарратива многочисленными деталями, эстетскими планами, неочевидными ходами. Эта методика стала фактором визуализированного соблазна. Но сущность киношной «имплозии» (то бишь кинематографического впечатывания фильмов М. Скорсезе) в другом.
Read more...Collapse )

May. 22nd, 2011


1kinofestival

новые фильмы на Авторском Кинофестивале Онлайн "НИФАК"

 


"Здравствуй, Мама..." - документальный фильм.


Режиссер: Чухин Роман Александрович

О фильме: Фильм о негативных последствиях употребления наркотиков и их распространения.

Руководители видеостудии "ВЗГЛЯД" ФБУ "Новотроицкая воспитательная колония"
УФСИН России по Республике Марий Эл:
Валерий Семеновых
Роман Чухин
Ирина Цветкова

Творческая группа: воспитанники колонии.

Выражаем особую благодарность пресс-секретарю Управления Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков по РМЭ
Наталье Отмаховой за помощь в создании фильма.


Независимый Интернет Фестиваль Авторского Кино

"Фотобумага" - мелодрама.

Режиссер: Царенко Игорь Сергеевич

О фильме:

Идея о создании легкого весеннего ролика витала в воздухе, и как только первые теплые лучи солнца согрели город мы отправились по главным улицам города в поисках места съемок. Снимать можно было где угодно, поскольку настроение Одессы в тот день располагало к запечатлению ее в любом ракурсе - она была прекрасна.

История фильма завязана на вере в судьбу и закон притяжения - находясь в поисках друг друга два сердца обязательно встретятся, а доказательством тому послужила фотобумага их мира подсознания, где они уже были вместе, но еще сознательно этого не понимали. Здесь чистые листы фотобумаги служат аллегорией существования абсолюта и его знаний о нашем прошлом, настоящем и будущем.




"Нежность" - игровой фильм.

Режиссер: Козлов Владимир Георгиевич

О фильме: Невозможная любовь женщины, намного старше своего возлюбленного, расcказанная в четырех письмах.

Адаптация ранней новеллы Анри Барбюсса (1912), перенесенная в наши дни.

http://kozlov.vladimir.free.fr






Режиссер: Троянская Анна Владимировна

О фильме:

Света не допускает близости со своим молодым человеком Сережей. Он оставляет ее в парке одну, потеряв надежду хотя бы на поцелуй. Оставшись одна, Света идет в лес, где встречает рокового мужчину....

http://www.troyanskaya.ru/


Apr. 24th, 2011


1kinofestival

"Не думай про белых обезьян, или Лицо халдея" на кинофестивале "Дубль два"

   Приглашаем всех любителей и ценителей кино посмотреть и проголосовать за фильм ЮРИЯ МАМИНА.
"Не думай про белых обезьян, или Лицо халдея" на кинофестивале "Дубль два"
http://www.rg.ru/d2fest/film4.html

Apr. 5th, 2011


1kinofestival

Открытие сезона номинаций. НИФАК

 

 

Уважаемые зрители и участники фестиваля НИФАК

(Независимый Интернет Фестиваль Авторского Кино)

 4-го апреля 2011 года открывается сезон номинаций.

Участие в конкурсных номинациях продлится до 1-го мая 2011 года.

Каждая картина будет участвовать в 2-х номинациях:

- заявленная номинация (короткометражный фильм, мультипликационный фильм, фильм на заданную тему.)

- дополнительная номинация (приз зрительских симпатий.)

 

!!! ПРИГЛАШАЕМ ВСЕХ К ГОЛОСОВАНИЮ И УЧАСТИЮ !!!

 

Желаем удачи и победы !

http://www.1kinofestival.ru

 

 

Feb. 16th, 2011


winter_fest

Winter Fest

Добрый день,
с 1 января 2011 начал работу Первый Открытый Интернет-Фестиваль Авторского Кино Winter Fest.

Особенность этого уникального проекта заключается в том, что участники фестиваля смогут не только предоставить свои работы на суд зрителей, но и участвовать в голосовании на правах экспертов, дополняя своими оценками и комментариями мнение жюри.

В данный момент фестивалю нужны люди, которые любят и умеют писать развёрнутые отзывы о кино. После 10 таких рецензий - присваивается статус критика. В дальнейшем, наиболее активные кинокритики будут включены в состав жюри.

Подавайте заявку на участие в фестивале, смотрите и оценивайте авторские фильмы, пишите рецензии и становитесь КИНОКРИТИКом, получите шанс войти в ЖЮРИ.

Winter Fest XI.1 ждёт ВАС!

е-мейл: mail@wfff.ru fest@winterfilms.ru
сайт: wfff.ru

Jan. 21st, 2011


makekaresus

Внутренняя империя Дэвида Линча

Как воспринимать «Внутреннюю империю» Д. Линча? Как постмодернистский шлак, осевший после микширования ставших уже культовыми кинонарраций, респектабельных успехов прошлого? Как мистифицирующая солянка из интеллектуалистских гэгов и не отработанных еще образов? Как провоцирующе не броское home-video кулис тысячекратно заслуженного метра, отображающее сложную действительность похождений его блондинистой музы? Скорее, это – универсальный дешифратор его многослойных киношных творений, вроде как авторское обнажение, художественная интерпретация собственной художественной процессуальности. Фильм как несвоевременный ключ, подброшенный разъяренным от безуспешных трактовок и мучительной дешифровки арт-критикам.

Считается, что сценарная подоснова кинокартин Д. Линча чересчур сложна, перегружена, в ней много подсознательной игры измерений и реальностей. Повествовательные выверты как бы привлекают интеллектуальную публику своим иррационализмом, аутентичностью, самобытностью – в этом, дескать, секрет успеха. В действительности, любители линчевских арт-проекций понимают, что в каждом характерном киноповествовании Д. Линча воцарилась империя сложносочиненных образов, интуитивно гармонизированных довольно простым с виду сюжетом, - сюжетом, в итоге становящимся под эстетическим давлением разнородных мизансцен и визионерских картинок неким многоуровневым монстром. В том и заключается таинственность линчевских миров, ведь им приходится многажды искривляться посредством манипуляций мистифицирующей руки Автора.

Линчевские сценарные «вселенные» свертываются в 10-мерные клубни, пытаясь хоть как-то синтезировать в едином целом Фильма крайне разнородные эстетские видения, ограниченные ситуацией киношным «здесь-и-сейчас» (пространственно-временные пределы производства кинокартины, хотя естественно бывают перехлёсты, учитывающие старые заготовки либо текущие заимствования). Совокупность образов и техник, иногда свежих, а чаще всего излюбленных, автоматизированных, проработанных, составляют тот базис, на котором конструируется неустойчивая, легковесная надстройка сюжетной канвы, моментальной разваливающейся под вулканизирующими атаками интерпретирующей критики. Недаром и сам Автор в большинстве случаев затрудняется ответить за назначение творения, или дать им вменяемую трактовку.

В случае с Д. Линчем инспирация (художественное визионерство), прошедшая сквозь фильтр автоматизирующей режиссерской техники, первична, а все остальное – вторично. «Внутренняя империя» и есть симптом режиссерской ситуации: тривиальный сюжет под прессом множества разносущностных Образов делает такое количество поворотов, оставляет после себя необъятное число развилок (пресловутые «точки бифуркации» - излюбленная категория разбушевавшихся в заимствованиях гуманитариев). Но зритель после просмотра остается в искреннем недоумении, хотя сюжетная структура закончена, доведена до логической развязки (без продуцированной алчностью голливудских бонз сиквел-недосказанности). Это – как постсекулярный мистический обряд и его восприятие: профаны остаются возмущенными и опустошенными от бомбардировки откровенно иррациональным изображением, адепты декодируют эзотерическое послание, вчувствуются в киношную реальность как в некое духовное измерение.

Линч суть мейнстримовый сектант, «опубликовавший» свою мракобесную библию наперекор ортодоксам: массы ее воспримут как визуальную писанину юродивого («типичный арт-хаус»), а редкие последователи будут носиться как с кинематографическим Писанием («Внутренняя империя» - отнюдь не лучшее, можно даже сказать худшее произведение Д. Линча, но оно предельно симптоматично, оно репрезентирует весь свод техник и отражает его художественное мышление).

Линч показал себя здесь исключительным визионером: кроличье игрушечное семейство (некий крайне далекий парафраз на эротико-мистическую мизансцену кубриковского «Сияния»); многослойное лицо Л. Дерн, с которого, как со старинной кинематографической иконой, соскабливается изображение за изображением; «хлыстовская» игра в обессмысленную артикуляцию, когда за экспрессивным проговариванием вроде бы скрывается реальность Иного; нарочитая мимика актеров и интенсивная частота крупных планов как эксцессы Духа и его измерения; и прочая Непристойность, Линч именно знаменит тем количеством характерологических киношных практик.

Итак, «Внутренняя империя» есть эстетская провокативная мешанина из мистериальных картинок, звуковых экспериментов, режиссерских техник (расфокусировка, затемнение, свечение), покрытая тончайшим, где-то насквозь прорывающимся, лоскутным облачением сюжета.

 

Aug. 25th, 2010

Wild Kiska

heaven_spire

The Five People You Meet In Heaven

Aug. 11th, 2010


makekaresus

Pianiste, La, 2001 (Михаэль Ханеке)

 

Pianiste, La, 2001 (Михаэль Ханеке)

Когда Ханеке раскололся, предложив публике дожидаться непристойной «Пианистки», киношные массы предполагали узреть всполохи визуализированных извращений, запечатанных металлом фестивальных статуэток и безвидным авторитетом скандализированных кинокритиков. Бессознательное «молчаливых масс» не ошиблось и на этот раз; были элитаристские награды, «травматичный» ажиотаж, невольные вздрагивания от заявленной «непристойности». Но оправдавшиеся ожидания предопределили целостное значение кинотекста; получалось, что австрийское «киночтиво» устремлялось к взорам рафинированных эстетов, центрирующихся на первертивном желании наслаждаться изображением редких (латентных, комплексных ...) извращений, затянутых в тонкую кожу благопристойности («извращенное желание смотреть извращения»). Диагноз однозначен: сей артхаусный продукт излишне «калориен» для мейнстримовых организмов среднестатистической аудитории и к тому же оперирует с чрезмерно затасканной тематикой о потаенных пороках высокой культуры. Но вот если дистанцироваться от «шоковой терапии», включающей отвратные порезы, издевательское изнасилование, вуайеристские опыты, садомазохистский реестр, и представить эту бередящую непристойность как нечто само собой разумеющееся, даже социально адаптированное, что же остается в «эстетическом остатке»? Какова смысловая нагрузка киноповествования вне экстравагантности аморальных актов?

Ханеке в действительности, основываясь на экстраординарном материале, эстетски иллюстрирует неоднородность того «слоеного пирога», коему имя в официозных писаниях – социальная структура. Это – переусложненная самими же «акторами» (деятелями) сфера. Там, где в каждое следующее мгновение стратегия поведения автоматически модифицируется (в Эрике совмещено несколько отличных друг от друга поведенческих парадигм – ригористичной преподавательницы, неугомонной дочери, любопытствующей «старой девы» и пр.), где «социальным карнавалом» правит угловатое двурушничество и алкание «счастливого» приспособленчества (мелкобуржуазные потуги матерей «пианисток» рельефно отображают всесилие экономического «референта» даже в пуристском сегменте «высококультурного»). Вроде бы и классическими средствами текущая наррация об извращениях дешифруется. Допустим, невзгоды «жизненного мира» героини вступают в конфликт с внешней респектабельностью пребывания в «системе» (социально высокий статус профессора во влиятельной институции). Либо – внешне беспрекословное «Я» перманентно осаждается либидинальными прорывами «Оно», запечатлевая тем самым атипичные поведенческие формы («поблаженствовать» у машины с совокупляющимися – что это, как не болезненный выхлоп десублимации). Или даже – скрыто потворствуя вырывающемуся наружу пороку, Эрика Кохут безуспешно манипулирует учениками на основании выпяченной видимости добродетели и бескомпромиссной компетенции. Да, может быть предъявленные трактовки и неплохи, но они крепко затянуты лживым «моралином», выхолащивающим искренность (правдоподобность, глубину …) этих догадок. Подобные интерпретации сводят авторский замысел к грубым одномерностям, конструируя объяснительную сетку через патологию, болезненную чрезвычайность, травматичность происходящего. Так приобретает зримые контуры «шантаж единичной конкретной истории скандала-жизни», где концептуальность заключена в самой процедуре воздействия шокирующих картин на зрителя (неподготовленного или брезгливого). Ну, вроде того, - смотрите, болезненность случается.

 

Read more...Collapse )

 

 

 

Previous 10